Обратная
Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Оценка сайта:

Роман Бугакова «Белая гвардия» рассказывает:
- о нелегком пути героев, о том выборе который стоит перед ними  (тема ПУТЬ);
- о сложном времени, о жизненных переменах, которое несет время (тема ВРЕМЯ),
- о постоянных жизненных ценностях – русской культуре, домашнем семейном очаге, любви (тема ДОМ).
 

Булгаков «Белая гвардия».
О работе над романом Булгаков писал: «Помнится мне очень хотелось передать, как хорошо, когда дома тепло, часы бьющие башенным боем в столовой, сонную дрему в постели, книги, мороз…»
Именно так, с таким настроением, писались первые страницы романа.
Роман открывается величественным образом 1918 г. И на фоне образа года вдруг возникают молодые Турбины, их необычное для предрождественских дней состояние – смесь по-детски чистой радости и глубокой печали («О елочный дед наш, сверкающий снегом и счастьем! Мама, светлая королева, где же ты?»). К ним сразу испытываешь чувство близости и доверия. И уже невольно делишь с ними их скорбь, когда читаешь, как прощались они с матерью в маленькой церкви Николая Доброго, и их растерянность перед наступающими событиями великого страшного года.
А потом входишь в дом, погружаешься после крепкого мороза в его тепло и уют. Как часто доставалось Булгакову от критиков за уют турбинского дома и любовное внимание автора ко всему, что составляет быть героев. Многие видели в этом обывательщину. Но нет никакой обывательщины в семейном гнезде. Совсем иное там есть – высокая культура быта, традиций, человеческих отношений. Та самая, с которой начинается  всякая культура. Как раз ностальгия по ней делает для многих и многих читателей таким притягательным турбинский дом.
Его не назовешь бедным, этот профессорский дом. Но и обитатели его, и вещи начисто лишены  высокомерия и чопорности, ханжества и пошлости. Они радушны, и сердечны, и снисходительны к слабостям людей, но непримиримы ко всему, что за порогом порядочности, чести, справедливости. И все это  так подкупает, что очень скоро уже по-турбински оцениваешь  вступающих в действие персонажей, независимо от того – «наши» они или «не наши» - по старым привычным меркам.
Вот в первом этаже дома «засветился слабенькими желтыми огнями инженер и трус, буржуй и несимпатичный» турбинский домовладелец Лисович.
 Вот перед Турбиными нежданно-негаданно «очутилась «фигура поручика Мышлаевского, помороженного, завшивевшего – «сутки на морозе, в снегу». Мышлаевский – «беляк». Это от Петлюры с сорока офицерами и юнкерами, в легких шинелях и сапогах на морозе, оберегал город. А случилось бы – и от большевиков защищал бы. Это человек чести и долга. И немалого мужества, которое нельзя не уважать.
Тальберг – член турбинской семьи. Тоже белый офицер. Окончил университет и военную академию «Это же лучшее, что должно быть в России». Но психология флюгера. И «крысиная  перебежка», когда уносит он ноги от Петлюры, оставляя жену и ее братьев. А дальше, вдогонку Тальбергу, отправляет автор целые косяки глубоко антипатичных и Турбиным, и ему «масс»…
«Бежали седоватые банкиры… талантливые дельцы… домовладельцы… промышленники, купцы, адвокаты, общественные деятели. Бежали журналисты, московские и петербургские, продажные, алчные, трусливые. Кокотки. Честные дамы из аристократических фамилий…  князья, алтынники, поэты и ростовщики, жандармы и актрисы императорских театров». Бегут, потому что ненавидят большевиков ненавистью трусливой, шипящей из-за угла.
Остаются Турбины и им подобные. Они убеждены, что иного выхода нет, что смертельная опасность нависла над всей культурой, над тем вечным, что худо ли бедно ли да растилось веками, над самой Россией. И вот стекаются они под белые знамена. Чтобы драться насмерть.
Вторая часть романа – схватка. Автор, больше сочувствуя белым дружинам, сохраняет тем не менее нейтралитет, поскольку с той и другой стороны гибнут люди, чаще всего просто обманутые и втянутые в кровавую круговерть теми, кто умеет «подманивать».
А третья часть - раздумье. Авторское раздумье – о жизни и смерти, о суетном, преходящем и вечном.
Вот свершилось главное – Петлюра вошел в Город.  Видно, тяжело было Булгакову писать эти мрачные страницы. Поражение есть поражение, оно все окрашивает в мрачные тона.
Основные события вновь возвращаются в дом Турбиных. Тяжелые события. Алексей мечется в жару: ранен да в придачу тиф. Елена в отчаянии. Николка тоже убит горем. К тому же у него еще одна горькая забота: выполнить свой трудный долг – найти родных Най-Турса и рассказать о последних минутах жизни полковника.
Но по-прежнему остается в романе красота. Красота людей и вещей, и умелой работы, и подлинного искусства – это для Булгакова красота самой жизни. И вещи, и дома, и город над Днепром – все только тогда и дорого ему, когда наполнено жизнью.
«Как многоярусные соты, дымился, шумел и жил город».
«Он был еще теплый от сна….»
«Город проснулся сияющий, как жемчужина в бирюзе…»

Это только о Городе. А вещи! В турбинском доме живет, действует, заражается теми или иными настроениями все, что окружает его обитателей.
«Изразцовая печка грела и растила…»
«Давились презрительно часы: тонк-танк…»

Капор с интересом слушал, и щеки его светились жирным красным светом».
Жизнь по Булгакову – это любовь и ненависть, отвага и азарт, умение ценить красоту и доброту. Но на самом первом месте именно любовь. Завершая роман, Булгаков постоянно дает это понять.
Когда Алексей убегает от петлюровцев и смерть смотрит ему в спину пристальным взглядом, словно чудо возникает перед ним женщина и уводит из-под носа преследователей к себе. Гналась за ним смерть, а догнала любовь.
Николка приходит в лом Най-Турсов вестником смерти, приносит горе и отчаяние, которым и сам убит, а уносит из этого дома опять-таки любовь.
Сердце Елены покоряется в конце концов Шервинскому, Анюта сражена Мышлаевским. И все это в то самое время, когда стряслось чудовищное… Петлюра взял Город
Любовь не умирает ни при каких обстоятельствах, иначе умерла бы жизнь. А жизнь вечна.
Так мотив вечности, возникший в первых строках романа, в одном из эпиграфов, в образе великого и страшного года, возвращается в финале. И особенно выразительно звучат библейские слов о страшном суде: «И судим был каждый по делам своим, и кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное».
К кому относятся последние слова? Кого не оказалось в книге жизни? Это читателю представлено додумать самому.

Источник:
Боборыкин, В. Г.  Михаил Булгаков: Кн. для учащихся ст. классов. – М.: Просвещение, 1991. – 208 с.: ил)

 

© МБУ ВМЦБС р.п.Чегдомын, 2011-2022

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru